КОРАБЛИ— ГЕРОИ

001

  1. ПАРУСНЫЙ КОРАБЛЬ «ОРЕЛ»

Быстрое развитие торговли между Россией п Перепей (Правом) во второй половине XVII века потребовало нала­дить судоходство на Каспийском море, а заключение тор­гового соглашения, подписанного русским царем и персид­ским шахом, оговаривало также и охрану торговых морских путей кораблями. Для я той цели в селе Дединово, распо­ложенном на Оке ниже впадения в нее реки Москвы, в 1667 году началось строительство небольшой верфи, предна­значенной для постройки военных судов. По поручению Петра I на Голландии и других европейских стран было приглашено несколько корабельных мастеров для найма на русскую службу.

Первоначально намечалось построить один корабль, бот, яхту и две шлюпки. 14 ноября 1667 года состоялась за­кладка корабля, которому было присвоено имя «Орел». 19 мая следующего года он уже был спущен на воду, но из-за задержек в поставках материалов и нехватки специа­листов смог выйти в первое плавание лишь летом 166Н года.

Вместе с построенными в Дединоке другими судами ко­рабль перешел сначала в Нижний Новгород, а оттуда вниз по Волге в Астрахань. Гам через год он был захвачен воз­главляемыми Степаном Разиным восставшими крестьянами. «Орел» простоял в бездействии в протоке Кутум близ од­ной из астраханских слобод и пришел в полную негодность к плаванию.

Основатель российского регулярного флота Петр Первый высоко оценил постройку к стране первого военного кораб­ля, заявив, что «хотя намерение отеческое не получило конца своего, однако же достойно оно есть вечного про­славления. понеже… от начинания того, яко от доброго Се­мене, произошло нынешнее дело морское».

«Орел» представлял собой тип морского двухпалубного трехмачтового парусного корабля длиной 25 м, шириной 6,5 м и осадкой 1,5 м. Вооружение судна должны были со­ставлять 22 пищали, 40 мушкетов, 40 пар пистолетов и руч­ные гранаты.


002

ЛИНЕЙНЫЙ КОРАБЛЬ «ЕВСТАФИЙ»

…Шла русско-турецкая война 1768—1774 гг. Крейсировав­шая в Средиземном море русская эскадра в составе У ли­нейных кораблей. 3 фрегатов, бомбардирского корабля и 17 вспомогательных судов под общим командованием глав­нокомандующего войсками России в том районе А. Г. Орло­ва на рассвете 24 июня 1770 года, получив данные о со­средоточении турецкого флота у острова Хиос, направилась иа сближение с неприятелем. Турецкий флот, состоявший из 10 линейных кораблей, в фрегатов и нескольких десят­ков других судов, стоял на якорях в Хиосском проливе вблизи Чесменской бухты. Около полудня русские корабли, перестроившись в боевой порядок, решительно пошли на сближение с противником. Когда расстояние сократилось до 500 метров, турки открыли огонь. Головной корабль «Евро­па» временно вышел из строя.

Eго место сразу же занял линейный корабль «Евстафий», следовавший под флагом командира авангарда контр-адми­рала Г. Спиридона. Стремительно пройдя вдоль всей ли­нии неприятельского флота, он сблизился с флагманским турецким кораблем «Реал-Мустафа» на дистанцию писто­летного выстрела и произвел сокрушительный бортовой залп. Неприятельский корабль загорелся, и его матросы в панике стали прыгать за борт. Однако и «Евстафий», по­павший под обстрел пяти вражеских кораблей, получил повреждения. Он потерял управление и течением был на­вален на горящий турецкий корабль. Судьбу обоих кораблей решил непредвиденный случай: обвалилась горящая мачта « Репл — Мустафы ». Попав в раскрытую крюйт-камеру русского корабля искры вызвали взрыв пороха и боеприпасов. Вслед за «Евстафием» взлетел на воздух и турецкий корабль. Гибель «Реал-Мустафы» и непрекращающийся интенсивный огонь русской эскадры деморализовали противника. Спешно обрубив якорные канаты, турки в беспорядке устремились в Чесменскую бухту, где на следующий день их настиг роко­вой коней…

Длина 47.4 м, ширина 14,65 м, осадка 5,5 м. Вооружение: 66 орудий.


003

БРИГ «МЕРКУРИЙ»

Это произошло 14 мая 1829 года во время русско-турец­кой войны 1828—1829 гг. Небольшой отряд кораблей россий­ского флота в составе фрегата «Штандарта, бригов «Орфей» и «Меикурий». неся дозорную службу, находился в районе Босфора. Утром русские корабли неожиданно встретились с шеи шей навстречу турецкой эскадрой, в составе которой было восемнадцать судов, а том числе шесть линейных ко­раблей н два фрегата. Увидев подавляющее превосходство сил противника, русский отряд решил не принимать боя. Подняв все паруса. «Штандарт» в «Орфей» быстро ушли от погони турецких судов. «Меркурий», скорость которого бы­ла меньше, ствл отставать и вскоре был настигнут неприя­тельскими линейными кораблями «Селимие» и «Реал-бей», на вооружении которых было соответственно 110 и 74 ору­дия. Имея десятикратное ирекосхоаство в артиллерии, враг предвкушал легкую победу. Ведь на крошечном русском суденышке было всего лишь восемнадцать орудий! «Сели­мие». пытаясь дать бортовой залп по рангоуту брига, стал выходить с правого борта, но умелым маневром командир боигн капитан-лейтенант А. И. Казарский оставил против­ника на кормонмх курсовых углах.

Около Чгтыргх часов длился этот беспримерный в исто­рии неравный бой. Вот уже, получив тяжелые поврежде­ния. лег в дрейф «Олимпе». Но «Реал-бей» все еще про­должал жестокий обстрел русского брига. Наконец, он то­же получил попадание н переднюю мачту и стал отставать. А «Меркурий», несмотря на то, что им было получено два­дцать два попадания в корпус и около трехсот—в паруса, такелаж и рангоут, на следующий день благополучно при­соединился к Черноморской эскадре. Урон, понесенный вра­гами. был значителен, а позор поражения двух сильнейших кораблей турецкого флота от огня русского брига — неизме­рим.

Заложен в 1819 г. в Севастополе, спущен на воду 7 мая 1820 г. Длина 29,5 м, ширина 9,4 м, осадка 2,95 м. Воору­жение: 18 орудий.


004

ЛИНЕЙНЫЙ КОРАБЛЬ «АЗОВ»

18 июля 1696 года русской армией после упорной осады была взята турецкая крепость Азов. Через 130 лет в чесгь этой победы был назван 74-пушечный линейный корабль, спущенный на воду с эллинга Архангельского адмиралтей­ства. В том же году «Азов» перешел с Белого в Балтий­ское море, а год спустя, возглавив эскадру в составе 4 ли­нейных кораблей и 4 фрегатов. под командованием одного из героев открытия Антарктиды капитана 1 ранга М. Q. Ла­зарева покинул Кронштадт. Кораблям российского флота предстояло совершить переход в Средиземное море и соеди­ниться там с английской и французской эскадрам и. оказы­вавшими помощь восставшему против турецкого ига грече­скому народу.

1 октября 1827 года русский отряд встретил англо-фран­цузскую эскадру* Турецко-египетский флот в это время стоял на удобной для боя позиции в На вар и не кой бухте. 8 ок­тября русская эскадра вошла в гавань под ураганным об­стрелом. Начавшееся около 14 часов сражение продолжа­лось до вечера. Находясь под перекрестным обстрелом не­приятельских кораблей и крепостной артиллерии. «Азов» вел бой одновременно с пятью судами. Метким огнем он в пер­вые же минуты боя нанес серьезные повреждения ЧО-пушеч- ному турецкому кораблю, вынужденному спешно сняться с якоря и выброситься на мель. Последующими залпами айов­цы уничтожили еще три фрегата и корвет, после чего по­спешили на помощь английской эскадре, совместно с кото­рой потопили флагманский корабль турок и повредили не­сколько судов. К заходу солнца сражение было закончено. Неприятельский флот был почти полностью уничтожен. Про­тивник потерял более 60 кораблей, до 7 тысяч человек и был вынужден прекратить действия против греческого на­рода.

В ознаменование подвига экипажа в этом сражении «Азов» первым в российском флоте был удостоен высшей награды для кораблей — кормового Георгиевского флага и вымпела. Командир корабля М. П. Лазарев был произведен в контр- адмиралы.

Длина 54.65 м, ширина 14,63 м, осадка 6,55 м. Вооруже­ние: 74 орудия.


005

ФРЕГАТ «ПАЛЛАДА»

1 сентября 1832 года в Петербурге со стапелей Охтенскон верфи был спущен на воду новый фрегат, на кор діє которого золотом сияло имя — «Паллада». В один из ненастных дней октября 1852 года фрегат иод командованием капитан-лей­тенанта И. С. Унковского в составе экспедиции адмирала Е. В. Путятина направился из Кронштадта на Дальний Во­сток. Целью похода было заключение дипломатических и торговых отношений с Японией. 12 апреля 1853 года «Пал- лада» покинула гостеприимные берега мыса Доброй Надеж­ды и, оставив за кормой 5700 миль, за 32 дня пересекла Индийский океан. Во время заходов на остров Ява, в Син­гапур и Гонконг экипаж узнал о конфликте с Турцией, пе­реросшем в Крымскую войну. Опасаясь встреч с англо-фран­цузской эскадрой. Путятин направил «Палладу» в Нагасаки, затем к островам Рюкю и Окинава.

Пока шли длинные переговоры с японцами, офицеры «Паллады» под руководством известного естествоиспытателя капитан-лейтенанта К. Н. Посьета произвели съемку неис­следованного западного берега Японского моря и побережья Корейского полуострова. Они открыли и описали берега об­ширного залива, бухты и порта, получивших имена Посьета, Унковского и Лазарева (ныне Самсанбон).

В ходе боевых действий с Англией и Францией Унковский получил из Петербурга приказ увести «Палладу» в устье Амура, но из-за малых глубин и подводных препятствий сде­лать это не удалось, и «Паллада» направилась для зимовки в Императорскую (ныне Советскую) Гавань. Весной 1855 го­да из-за ветхости корпуса буксировать фрегат в Амурский лиман стало невозможно. Из опасения, что старый фрегат будет захвачен англо-французской эскадрой, военный губер­натор Камчатки генерал-майор В. С. Завойко приказал унич­тожить корабль, и 17 января 1856 года у поста Константи- новский «Паллада» была затоплена экипажем.

Длина 52,7 м, ширина 13,3 м, осадка 4,3 м. Вооружение: 44 орудия.


 006

ПАРОХОДОФРЕГАТ «ВЛАДИМИР»

В самом начале Крымской войны 1853—1856 годов на Чер­ном море произошло событие, которому суждено было от­крыть новую страницу в военно-морском искусстве, как пер­вому в истории боевому столкновению паровых кораблей. В начале ноября 1853 года, крейсируя у мыса Калиакрия и не обнаружив противника, пароходофрегат «Владимир» под флагом начальника штаба Черноморского флота вице- адмирала В. А. Корнилова направился к Анатолийскому по­бережью на присоединение к эскадре П. С. Нахимова. 5 но­ября в предрассветном тумане в северной части горизонта был замечен дым неизвестного парохода, шедшего в направ­лении Севастополя. Устремившись самым полным ходом в погоню. «Владимир» вскоре догнал судно, оказавшееся де­сятипушечным турецким пароходом «Перваз-Бахри», и, сбли­зившись с ним на расстояние орудийного выстрела, первым открыл артиллерийский огонь.

Установив в ходе боя, что турецкий корабль не имеет в кормовой части орудий, командир корабля капитан-лейте­нант Г. И. Бутаков, пользуясь преимуществом в скорости хода, построил маневрирование пароходофрегата таким об­разом, чтобы все время держаться в кильватере у против­ника. Меткими попаданиями русские моряки вывели на «Перваз-Бахри» из строя рулевое управление, разрушили ходовой мостик:, повредили большинство орудий. После трехчасового боя турецкое судно было вынуждено застопо­рить ход и спустить флаг. Захваченный в плен, пароход на буксире у «Владимира» был приведен в Севастополь.

В последующем, во время осады Севастополя, «Владимир» активно участвовал в набеговых действиях на вражеские корабли и суда и в отражении многочисленных штурмов по­зиций защитников города англо-французскими войсками. Ко­гда же русские части были вынуждены оставить главную базу флота, пароходофрегат в ночь на 31 августа 1855 года был затоплен своим экипажем в одной из севастопольских бухт…

Водоизмещение 1713 т; длина 61 м. ширина 11 м; мощ­ность машины 400 л. с., скорость хода 12 уз. Вооружение: 7 орудий.


  007

БРОНЕНОСНАЯ БАТАРЕЯ «НЕ ТРОНЬ МЕНЯ»

Опыт Крымской войны 1853—1856 годов и гражданской войны в США 1861—1865 годов наглядно показал, что имев­шиеся в составе флотов парусные деревянные корабли не могли уже соперничать с появившимися и быстро совер­шенствовавшимися паровыми судами, покрытыми мошной броней. Поэтому все основные державы лихорадочно при­ступили к постройке броненосных судов. Не была исключе­нием в этом и Россия, не дожидаясь утверждения прави­тельством новой судостроительной программы, морское ве­домство летом 1862 года заказало два корабля этого клас­са — броненосные батареи «Первенец» и «Не тронь меня», предназначенные для обороны с моря Санкт-Петербурга и Кронштадта. Первый из них строился в Англии, второй — на Галерном островке в Петербурге. 11 июня 1864 года «Не тронь меня» была спущена на воду и в 1865 году вступила в строй.

В это время уже велась тщательная подготовка к созда­нию более крупных кораблей — мореходных броненосцев, броненосных и неброненосных фрегатов, способных вести боевые действия в открытом море и на океанских просторах.

Во всех этих работах немаловажную роль сыграла и бро­неносная батарея «Не тронь меня» — первенец отечествен­ного броненосного кораблестроения.

Сделанная из добротных отечественных материалов. «Не тронь меня» 1 февраля 1892 года была переведена в класс броненосцев береговой обороны и лишь в конце 1905 года исключена из списков флота, после чего еще на протяжении 45 лет в качестве несамоходной баржи использовалась ле­нинградским Металлическим заводом и рядом других ор­ганизаций.

Водоизмещение 3494 т; длина 69.4 м. ширина 16,1 м, осад­ка 4,9 м; мощность паровой машины 1632 л. с., скорость хода 8 уз. Вооружение: 12 203-мм. 2 152-мм и 2 63-мм де­сантных орудия. Экипаж 394 человека.


 008

БРОНЕНОСНЫЙ КОРАБЛЬ «ПЕТР ВЕЛИКИЙ»

В 1869 году на судоверфи Галерного островка в Петер­бурге состоялась закладка броненосного корабля «Крейсер*, а в 1877 году строительство его было завершено. Обладая сильный артиллерийским вооружением и броневой защитой, высокой остойчивостью и мореходными качествами, новый броненосец на протяжении ряда лет оставался лучшим ко­раблем в мире. 30 мая 1872 года в свази с 200-летием со дня рождения основателя российского регулярного флота Петра I он был переименован 22 декабря 1873 года «Петр Великий» из мониторов fiw.i переклассифицирован в броне- неснмй корабль, а 1 февраля 1892 года — в эскадренный броненосец.

В 1881 году «Петр Великий» в составе Балтийской прак­тической эскадры совершил свое первое дальнее плавание в Средиземное море Насколько велико было внимание ми­ровой общественности к этому кораблю, говорит тот факт, что ири посещении русским броненосцем порта Алжир туда 12 апреля 1882 года специально приезжал посмотреть на корабль Карл Маркс, находившийся на лечении.

Шли годы… «Петр Великий» постепенно утратил свое былое превосходство над другими кораблями, В 191*4—19<*6 годах он был капитально отремонтирован, перевооружен и 11 марта 1906 года иерефортировав в учебно-артиллерийский корабль. После гражданской войны корпус корабля решили приспособить под плавучий склад. Так 21 мая 1921 года бывший броненосец стал минным блокшивом. 4 декабря 1923 года ему орнсвоилн имя «Блокшнв Ле 1», 4 ноября 1931 года — «Блокшив Afi 4» н 16 мая 1949 года — «БШ-3», но в памяти моряков он был «Петром Великим».

Водоизмещение полное 10 105 т. нормальное’— 9665 т: дли­на 100.6 м, ширина 19.5 м, осадка 7 5 м; мощность меха­низмов 8258 л. с., скорость хода 14.1 уз, далькость плава­ния 3600 миль. Вооружение: 4 305-мм, 4 четырехфунтовых,

  1. 63-мм, 6 47-мм и 4 37-мм (с 1906 г.: 2 152-мм, 10 75-мм к
  2. 47-мм) орудия, 2 торпедных аппарата. Экипаж 440 человек.

 009

МИНОНОСЕЦ «СТЕРЕГУЩИЙ»

Этот корабль был заложен на Невском судомеханическом заводе в Петербурге и в разобранном виде перевезен по железной дороге в Порт-Артур для достройки. В начале 1903 года он был спущен на воду и в мае того же года вошел в состав Сибирской военной флотилии. Базируясь в Норт-Артуре. «Стерегущий» часто выполнял различные бое­вые задачи 25 февраля 1904 года он вместе с миноносцем «Решительный» был послан для обследования восточного побережья полуострова Гуандун и прилегающих к нему ост­ровов, где. по данным разведки, японцы намеревались вы­садить десант. На рассвете были обнаружены возвращаю­щиеся из ночного дозора у Порг-Артура три японских ми­ноносца. а вскоре подошли и два легких крейсера. Имея подавляющее преимущество, японцы усилили натиск и ста­ли окружать русские корабли.

В самом начале боя взрывом снаряда смертельно ранило командира «Стерегущего» лейтенанта А. Сергеева. Вскоре в корабль попало еще два снаряда, которыми были разбиты оба котла и разрушены паропроводные магистрали. Окутан­ный паром и дымом, миноносец беспомощно закачался на волнах. Погибли почти все офицеры и прислуга орудий. Оставшиеся н живых моряки прибили гвоздями к мачте Андреевский флаг, призывавший экипаж к борьбе до конца. К единственному уцелевшему орудию бросился мичман К. Кудрейич и при помощи подоспевших двух машинистов снова открыл огонь по врагу, но очередной взрыв сразил героев.

Противник также нес серьезный урон. Русский миноно­сец безжизненно стоял в гуще врагов, и японцы послали к нему шлюпку но оставшиеся в живых моряки бросились в кормовое машинное отделение, задраили помещение и от­крыли кингстоны…

Водоизмещение нормальное 240 т; длина 57,9 м, ширина 5.6 м, осадка 3,5 м; мощность паровой машины 3800 л. с., скорость хода максимальная 26.5 уз, дальность плавания 600 миль. Вооружение: 1 75-мм и 3 47-мм орудия, 2 457-мм торпедных аппарата. Экипаж 52 человека.


 010

КРЕЙСЕР «ВАРЯГ»

Бронепалубный крейсер «Варяг» был заложен но заказу правительства России 10 мая 1899 года в Филадельфии, 25 февраля 1902 года он прибыл в Порт-Артур, войдя в со­став Тихоокеанской эскадры, а в конце декабря 1903 года был назначен стационером в корейском порту Чемульпо (Инчхон). Вечером 26 января 1904 года на рейд Чемульпо вошли четыре японских миноносца и стали на якорь близ «Варяга» и канонерской лодки «Кореец». Русские корабли оказались в ловушке.

Обсудив создавшееся положение, команды обоих кораблей приняли решение прорываться в Порт-Артур. Около полудня 27 января «Варяг» и «Кореец» под командованием капитана 1 ранга В. Ф. Руднева и капитана 2 ранга Г. П. Беляева снялись с якоря и направились на сближение с японской эскадрой. Когда дистанция сократилась до 45 кабельтовых, японцы открыли огонь. Тотчас же последовали ответные залпы. Русские моряки действовали с большим мужеством и умением. Меткими выстрелами комендоры «Варяга» на­несли серьезные повреждения японским крейсерам «Асама» и «Чиода» и потопили миноносец, но и русские корабли несли большие потери. Около половины орудий «Варяга» вышли из строя, в корпусе корабля зияли многочисленные пробоины. Для устранения повреждений русские корабли вернулись на рейд Чемульпо, но осмотр показал, что про­должать бой было невозможно. Героические моряки пото­пили «Варяг» и взорвали «Кореец», но не сдались.

В 1905 году «Варяг» был поднят японцами и после ре­монта под наименованием «Сойя» введен в строй. В 1916 го­ду Россия выкупила крейсер у Японии для формируемой флотилии Северного Ледовитого океана. В феврале 1917 го­да «Варяг» ушел на ремонт в Англию, где после победы Великого Октября был захвачен англичанами. В 1918 году крейсер затонул в Ирландском море.

Водоизмещение нормальное 6500 т; длина 127,9 м, шири­на 15,85 м, осадка 6,5 м; мощность механизмов 14 160 л. с., скорость хода 23,18 уз, дальность плавания 5000 миль. Вооружение:  12 -152-мм,  12  -75-мм, 2 -63-мм, 8 -47-мм и 2 -37-мм орудия, 2 пулемета, 6 торпедных аппаратов. Экипаж 570 человек.


011

ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «ПЕТРОПАВЛОВСК»

19 марта 1892 года на Галерном островке в Петербурге был заложен эскадренный броненосец, которому присвоили наименование «Петропавловск». Спущенный на воду 28 ок­тября 1894 года, этот корабль в 1897 году вступил в строй н вошел в состав Балтийского флота. Через два года броне­носец перешел на Дальний Восток и стал флагманским кораблем Тихоокеанской эскадры.

В ночь на 27 января 1904 года японские миноносцы на­пали на русские корабли, стоявшие на внешнем рейде Порт-Артура. А утром «Петропавловск», возглавив эскадру, вышел в первый боевой поход.

31 марта 1904 года в море выходила группа русских ми­ноносцев. При возвращении в базу миноносец «Страшный» в темноте отстал от отряда. На рассвете он был окружен шестью японскими кораблями и в неравном упорном бон) потоплен. К месту гибели «Страшного» командующий эс­кадрой С. О. Макаров повел шесть кораблей. В ходе пе­рестрелки с неприятельскими крейсерами последние стали быстро отходить на восток, где показались основные силы японского флота. Русский же отряд повернул к Порт-Арту­ру, чтобы соединиться с остальными кораблями эскадры. Объединив все силы, Макаров вновь повел эскадру в море, чтобы вступить в решительный бой. Построившись в киль­ватерную колонну, русские корабли следовали в двух ми­лях от берега. Вдруг сильный взрыв потряс шедший го- ловнмй «Петропавловск». Через минуту броненосец носо­вой частью погрузился в воду. Прошло полторы минуты, и последовал новый, еще более мощный взрыв, после которо­го «Петропавловск», разломившись на две части, ушел под воду. На нем погибли 650 человек, в том числе С. О. Ма­каров и известный художник-баталист В. В. Верещагин.

Водоизмещение нормальное 11 354 т; длина 114,3 м, ши­рина 21,3 м, осадка 7,8 м; мощность паровых машин 11213 л. с., скорость хода максимальная 17 уз, дальность плавания 4500 миль. Вооружение: 4 305-мм, 12 152-мм, 2 63-мм, 10 47-мм и 28 37-мм орудий, 4 надводных и 2 под­водных торпедных аппарата. Экипаж 633 человека.


012

ЛЕДОКОЛ «ЕРМАК»

Созданный при активном участии выдающегося русского флотоводца и ученого С. О. Макарова, ледокол был заложен в 1897 году по заказу России иа стапелях английской фир­мы «Армстронг», 17 октября следующего года спущен на воду и 5 марта 1899 года вышел в первое плавание. Летом 1899 года он под командованием своего создателя отправился к острову Шпицберген в Арктику для ледовых испытаний. Вскоре ледокол возглавил экспедицию по спасению выбро­шенного жестоким штормом на прибрежные скалы острова Гогланд броненосца «Генерал-адмирал Апраксин». В том же 1990 году на «Ермаке» впервые в мире нашло применение детище талантливого русского изобретателя А. С. Попова — радиотелеграф.

В 1914 году разразилась первая мировая война и 14 но­ября ледокол-труженик был зачислен в состав Балтийского флота. Когда в феврале 1918 года войска кайзеровской Гер­мании подошли к Ревелю (Таллинну), ледокол вывел из порта все способные двигаться советские корабли и при­вел их в Гельсингфорс (Хельсинки). Но на этом суровые испытания не закончились. Предстоял еще тяжелейший пе­реход из Гельсингфорса в Кронштадт. Сейчас даже трудно представить, что стало бы с Балтийским флотом, не будь «Ермака». 211 боевых кораблей, вспомогательных и торговых судов провел он вместе с другими ледоколами через Финский залив!

4 октября 1941 года «Ермак» был мобилизован вновь и зачислен в состав Краснознаменного Балтийского флота. Он участвовал в эвакуации гарнизонов полуострова Ханко и островов, ходил к Гогланду и Лавенсаари. проводил корабли в Финском заливе, выводил на боевые позиции подводные лодки«. 26 марта 1949 года «Ермака» наградили орденом Ленина — высшей наградой Советского государства. 65 лет находился в строю корабль-ветеран, трудясь на благо Ро­дины.

Водоизмещение 8730 т; длина 97.5 м, ширина 21,6 м, осад­ка 7.3 м; мощность механизмов 9000 л. с., скорость хода 12 уз, дальность плавания 4400 миль. Вооружение (в 1941 — 1944 гг.): 2 102-мм, 4 76-мм, 4 45-мм орудия, 4 пулемета. Экипаж 102 человека.


013

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА «ПАНТЕРА»

Заложенная 3 июля 1914 года в Ревеле, подводная лод­ка «Пантера» 16 апреля 1916 года была спущена на воду, а 23 июля вступила в строй. Спустя две недели лодка вы­шла на выполнение первого боевого задания. За годы пер­вой мировой войны она совершила несколько боевых похо­дов для действий на неприятельских морских сообщениях.

Включенная в состав Действующего отряда флота Бал­тийского моря, «Пантера» в годы гражданской войны неод­нократно выходила в Финский залив для несения патруль­ной и разведывательной службы, вступала в схватки с ко­раблями противника. 25 июля 1919 года в Копореком за­ливе она вышла в атаку но двум вражеским подводным лодкам, и лишь из-за несовершенства торпед, оставлявших за собой демаскирующий след, английским подводникам удалось уклониться и избежать гибели.

31 августа «Пантера» опять вышла на патрулирование в Финский залив. Вечером с нее обнаружили два стоявших на якоре эсминца противника. Выйдя на короткую дис­танцию залпа и выгодные курсовые углы. «Пантера» на­несла по эсминцу «Виттория» неотразимый торпедный удар. За потопление «Виттории» командир «Пантеры» военмор А. Н. Бахтин и еще несколько человек из экипажа были награждены орденом Красного Знамени, другие 18 участни­ков торпедной атаки — именными золотыми часами.

31 декабря 1922 года «Пантера» была переименована в «Комиссар», а 15 сентября 1934 года — в «Б-2». В январе 1946 года она была выведена из боевого состава, но и после этого, став 16 мая 1949 года плавучей зарядовой станцией «ПЗС-1», вплоть до мая 1954 года, когда ее отправили на разборку, продолжала нести свою службу.

Водоизмещение надводное 650 т. подводное — 780 т; дли­на 68 м, ширина 4,5 м, осадка 4,15 м; мощность дизелей 500 л. с., электромоторов — 900 л. с.. скорость хода макси­мальная надводная 10,5 уз, подводная — 9,5 уз, дальность плавания над водой 3250 миль, под водой — 100 миль. Во­оружение: 12 торпедных аппаратов, 1 57-мм и 1 37-мм ору­дия, 1 7,62-мм пулемет. Экипаж 33 человека.


014

ЛИНЕЙНЫЙ КОРАБЛЬ «СЛАВА»

Эскадренный броненосец к Слава» был заложен 19 октября 1902 года, спущен на воду 18 августа 1903 года и вступил в строй в конце 1905 года, Е* 1907 году он был перекласси­фицирован в линейный корабль.

Во время учебных походов в Средиземное море зкипаж «Славы» в декабре 1908 года отличился при оказании по­мощи населению итальянского города Мессина, пострадав­шему от сильного землетрясения.

Руководимые большевиками, линкоровцы осенью 1917 года участвовали в обороне Мооезундского архипелага. 3 октяб­ря в бою на Кассарском плесе линкор метким огнем по­вредил вражеский миноносец. На следующий день, перейдя на рейд Куйвасту, «Слава» вместе с линейным кораблем «Гражданин» вступила в неравную схватку с германской эскадрой. Двадцати 12-дюйиовым орудиям двух новейших дредноутов кайзера противостояли лишь два орудия «Сла­вы». на которой носовая 305-миллиметровая башня вышла из строя, да недальнобойная артиллерия «Гражданина», но русские корабли продолжали вести бой с наседавшим про­тивником.

Критическая фаза боя наступила после полудня. Имея преимущество в скорости хода и дальнобойности артилле­рии, германские линкоры нанесли «Славе» несколько по­вреждении. Через подводные пробоины линкор стал запол­няться водой и не мог пройти мелководным Моонзундеким каналом. Полностью выполнив свой воинский долг и видя безвыходность положения, революционные балтийцы зато­пили корабль на фарватере, взорвав погреба, чем воспрепят­ствовали прорыву флота противника на подступах к Пет­рограду.

Водоизмещение нормальное 13 518 т; длина 121,6 м, ши­рина 23,2 м., осадка 8.0 м; мощность энергетической уста­новки 15 800 л. с., скорость хода максимальная 18 уз, даль­ность плавания 1970 миль. Вооружение: 4 305-мм, 12 152-мм, 20 75-мм, 2 83-мм, 20 47-мм и 2 37-мм орудия. 2 7,62-мм пу­лемета, 2 надводных и 2 подводных торпедных аппарата. Экипаж 825 человек.


015

ГВАРДЕЙСКИЙ КРЕЙСЕР «КРАСНЫЙ КРЫМ»

11 ноября 1913 года в Ревеле был заложен новый крей­сер «Светлана», который 8 ноября 1915 года был спущен на воду и в октябре 1917 года прибуксирован в Петроград. 5 февраля 1925 года кораблю присвоили новое имя — «Проф- интерн» и 1 июля 1928 года судостроители передали его Морским силам Балтийского моря. В начале 1930 года ко­рабль перешел в Севастополь. 5 ноября 1939 года он был переименован в «Красный Крым».

21 августа 1941 года, приняв топливо и боезапас, крейсер направился к линии фронта в Одессу. 462 снаряда главного калибра было обрушено на противника. Командование От­дельной Приморской армии высоко оценило боевую стрельбу «Красного Крыма», объявив всему экипажу крейсера бла­годарность. Там же, под Одессой, корабль принял участие в высадке первого на Черном море десанта в районе Грй- горьевки.

58 боевых заданий выполнил «Красный Крым» за годы войны. Крейсер провел 52 артиллерийские стрельбы по по­зициям и укреплениям войск противника, уничтожив 4 ар­тиллерийские и минометные батареи. 3 склада с боеприпасами и до иол ка пехоты, перевез более 20 тысяч человек личного состава, раненых и эвакуируемых граждан, в четырех де­сантах высадил на берег около 10 тысяч десантников, отра­зил атаки более 200 самолетов. 18 июня 1942 года он был удостоен гвардейского звания.

В ноябре 1954 года корабль был переформирован в учеб­ный крейсер, 7 мая 1957 года — в опытовое судно «ОС-20», 18 марта 1958 года превращен, в плавказарму «ПКЗ-144», а в июле 1959 года как: окончательно устаревший исключен из списков судов Военно-Морского Флота.

Водоизмещение полное 7999 т, нормальное — 7190 т, стан­дартное — 6839 т; длина 158,4 м, ширина 15,4 м, осадка 5.7 м; мощность механизмов 46 300 л. с., скорость хода мак­симальная 29 уз, экономическая — 14 уз, дальность плава­ния 1200 миль. Вооружение: 15 130-мм, 4 100-мм, 4 45-мм и 10 37-мм орудий, 7 12,7-мм пулеметов, 2 трехтрубных 457-мм торпедных аппарата и 2 комплекта параван-тралов. При­нимал на борт до 100 якорных мин и 30 глубинных бомб. Экипаж 852 человека.


016

ТОРПЕДНЫЙ КАТЕР «ТК-12»

Своего первого боевого успеха этот катер добился уже 11 сентября 1941 года. Выйдя на перехват конвоя против­ника, он отправил на дно переоборудованный из рыболов­ного траулера конвойный корабль. Это была первая победа катерников-североморцев в годы войны.

Еще большего успеха «ТК-12» добился три недели спу­стя. потопив в Варангер-фьорде крупнотоннажный неприя­тельский транспорт, на борту которого следовало к линии фронта более двух тысяч гитлеровских солдат и офицеров. За эти успешные действия командир катера А. О. Шабалин был награжден орденом Ленина, остальной личный состав также был удостоен высоких государственных наград.

Много различных задач пришлось выполнять торпедному катеру в годы войны. Он высаживал и снимал разведыва­тельно-диверсионные группы на занятое противником побе­режье, выходил для оказания помощи экипажам потерпев­шим аварии и подбитых в бою самолетов, конвоировал транспорты, обеспечивал боевую подготовку кораблей дру­гих соединений флота…

22 декабря 1943 года «ТК-12» потопил из состава конвоя противника корабль охранения. В ходе боя командир катера старший лейтенант Г. М. Паламарчук был серьезно ранен, но продолжал управлять катером. За совершенный подвиг он был удостоен ордена Красного Знамени.

Последняя победа «двенадцатым» была одержана 15 июля 1944 года, когда он под командованием старшего лейтенан­та Л. Г. Чепелкина в районе Бек-фьорда уничтожил еще один вражеский крупнотоннажный транспорт.

14 июня 1945 года «ТК-12» решением начальника Глав­ного морского штаба передан музею Северного флота для установки в качестве экспоната.

Водоизмещение 35,7 т; длина 22.1 м, ширина 3,96 м, осадка 1,7 м; мощность моторов 2550 л. с., скорость хода 32 уз, дальность плавания 355 миль. Вооружение: 2 533-мм бугельных торпедных аппарата, 2 7,72-мм пулемета, 12 ма­лых глубинных бомб. Экипаж 9 человек.


017

ПОДВОДНАЯ ЛОДКА «С-56»

«С-56» была заложена 24 ноября 1936 года в Ленинграде, затем по секциям перевезена во Владивосток, где 25 декабря 1939 года спущена на воду и 20 октября 1941 года принята от промышленност;, в состав Тихоокеанского флота. В пе­риод с 7 октября 1942 года по 8 марта 1943 года она совер­шила переход из Владивостока в Полярный и вошла в со­став Северного флота.

За полтора года участия в боевых действиях «С-56» со­вершила восемь боевых походов и произвела двенадцать торпедных атак^ потопив девять вражеских транспортов и боевых кораблей. За отличное выполнение заданий коман­дования «С-56» 31 марта 1944 года награждена орденом Крас­ного Знамени, а 23 февраля 1945 года удостоена гвардей­ского звания. 5 ноября 1944 года ее командиру капитану 2 ранга Г. И. Щедрину присвоено звание Героя Советского Союза.

Через несколько лет после окончания войны «С-56» Се­верным морским путем возвратилась на Дальний Восток и продолжила свою службу в составе Тихоокеанского флота. Шли годы, флот стал получать новые современные подвод­ные лодки. Легендарная «С-56» была выведена из боевого состава и 13 июня 1955 года переоборудована в плавучую зарядовую станцию с переименованием сначала в «ПЗС-55» и в январе 1957 года — в «ЗАС-8». А в день тридцатилетия победы советского народа в Великой Отечественной войне за заслуг?; перед Советской Родиной решением Военного со­вета Краснознаменного Тихоокеанского флота «С-56» была поставлена во Владивостоке на Корабельной набережной на пьедестал вечной славы.

Водоизмещение надводное 856 т, подводное — 1090 т; дли­на 77.8 м, ширина 6.43 м, осадка 4.04 м; мощность дизелей 4400 л. с.. электромоторов — 1100 л. с., скорость хода над­водная 18,8 уз, подводная — 9,6 уз, дальность плавания над водой 9500 миль, под водой — 135 миль. Вооружение: 6 (4 носовых и 2 кормовых) 533-мм торпедных аппаратов, 1 100-мм и 1 45-мм орудия, 1 7,62-мм пулемет. Экипаж 45 че­ловек.


018

ЭСКАДРЕННЫЙ МИНОНОСЕЦ «СООБРАЗИТЕЛЬНЫЙ»

«Сообразительный» был заложен 3 марта 1939 года в Ни­колаеве. 26 августа 1940 года спущен на воду и 7 июня 1941 года принят от промышленности в состав Черномор­ского флота. До 25 сентября 1940 года он имел наимено­вание «Прозорливый».

Эсминец участвовал в боях под Одессой и Севастополем, Феодосией и Новороссийском, провел 56 артиллерийских стрельб и. выпустив по войскам противника 2700 снарядов, подавил более 10 артиллерийских и минометных батарей, уничтожил до 30 танков и автомашин. Эсминец 33 раза вы­ходил в море для сопровождения транспортных судов и конвоев, проведя без потерь 59 судов, 37 раз доставлял под­крепления и производил эвакуацию раненых и мирного на­селения из Одессы и Севастополя на Кавказ. На борту ко­рабля перевезено свыше 14 тысяч человек и около тысячи тонн боеприпасов, вооружения и других воинских грузов. Экипаж эсминца отразил более 100 атак вражеской авиа­ции, в которых участвовало свыше 200 самолетов, и сбил пять торпедоносцев и бомбардировщиков. Он четырежды при­влекался к десантным и девять раз к набеговым действиям.

1 марта 1943 года «Сообразительный» был преобразован в гвардейский корабль. Все члены его экипажа награждены орденами и медалями Советского Союза.

В феврале 1956 года «Сообразительный» был разоружен, переоборудован в спасательно-дезактивационное судно и пе­реименован в «СДК-11». С января 1957 года он стал носить наименование «СС-16», а в начале 60-х годов исключен из списков судов флота.

Водоизмещение полное 2404 т, нормальное — 2129 т; длина 112,5 м, ширина 10,2 м, осадка 5 м; мощность механизмов 54 000 л. с., скорость хода максимальная 36 уз, экономиче­ская — 20 уз, дальность плавания 1380 миль. Вооружение: 4 130-мм, 2 76,2-мм и 7 37-мм орудий, 8 12,7-мм пулеметов.

2- трехтрубных 533-мм торпедных аппарата, 2 бомбомета, 4 комплекта параван-тралов. Принимал на борт 58 якорных мин заграждения и 30 глубинных бомб. Экипаж 271 человек.


019

МОНИТОР «ЖЕЛЕЗНЯКОВ»

15 день вероломного нападения фашистской Германии на нашу страну «Железняков» находился в повышенной боевой готовности в составе Дунайской военной флотилии. В 4 часа 15 минут 22 нюня он произвел первый орудийный залп по противнику, обстрелявшему корабль. В том первом жесто­ком бою. длившемся почти весь день, артиллерией монитора была уничтожена полевая батарея и сбит неприятельский самолет.

Десятки жарких схваток с вражескими танками, авиацией и артиллерией выдержал корабль, действуя на Дунае и под Очаковом. После боев в Днепро-Бугском лимане он перешел в Азовское море. Летом 1942 года в низовьях Дона и Кубани вновь прогремела боевая слава «Железнякова». В Ахтани- зовском лимане он до последнего снаряда защищал одну из важнейших баз Азовской флотилии порт Темрюк и послед* ним покинул Азовское море.

С сентября 1944 года «Железняков» вновь входил в со­став возрожденной Дунайской флотилии и до победного мая 1945 года участвовал в боевых действиях, оказывая под­держку частям Красной Армии в их великой интернацио­нальной миссии освобождения народов Придунайских стран.

Более сорока тысяч километров прошел монитор вдоль берегов Дуная, Днепра, Южного Буга, Дона, Кубани, Чер­ного и Азовского морей за годы войны, уничтожив трина­дцать артиллерийских и минометных батарей, два склада с боеприпасами и четыре батальона пехоты противника.

В марте 1958 года устаревший монитор был разоружен и превращен в плавучий склад «ПСКЛ-4», а с весны 1965 го­да, восстановленный и установленный на пьедестал у Днеп­ра возле родного завода, откуда осенью 1936 года он от­ирав и лея в свое длинное плавание, несет почетную службу в качестве корабля-памятника и музея.

Водоизмещение полное 263 т, нормальное — 230 т; длина 51,2 м, ширина 8,2 м, осадка 0,9 м; мощность дизелей 140 л. с., скорость хода 8,8 уз, дальность плавания 3700 миль. Вооружение: 2 102-мм. 3 45-мм и 2 37-мм орудия, 3 12,7-мм пулемета. Экипаж 72 человека.


020

СТОРОЖЕВОЙ КОРАБЛЬ «ДЕЖНЕВ»

История этого судна, отдавшего более тридцати лет жиз­ни суровой Арктике, началась 15 ноября 1935 года, когда в Ленинграде состоялась его закладка. 22 мая 1937 года оно было спущено на воду и осенью следующего года от­правилось в первый арктический рейс.

23 июня 1941 года началось вооружение и переоборудо­вание «Дежнева» в сторожевой корабль, а 5 июля на нем был поднят Военно-морской флаг. Находясь на Мурманском рейде, «Дежнев» вскоре открыл боевой счет, сбив 17 июля и 13 августа два вражеских самолета. День 15 августа 1941 года открыл новую страницу в биографии корабля. Перейдя в Архангельск, он вошел в состав Беломорской во­енной флотилии. Отныне до самого Дня Победы «Дежнев» стал нести нелегкую службу в суровых водах Белого и Кар­ского морей. Конвоирование транспортов и доставка артил­лерийских орудий, дозорная служба и снабжение отдален­ных островных гарнизонов, охрана Новоземельских проли­вов и выходы на зверобойный промысел — это лишь часть из многочисленных задач, которые пришлось решать ко­раблю.

25 августа 1942 года «Дежнев» прибыл на рейд острова Диксон, а через два дня в море был обнаружен неизвест­ный корабль, оказавшийся броненосцем германского флота «Адмирал Шеер». Двадцати крупнокалиберным орудиям вра­жеского рейдера защитники Диксона могли противопоста­вить лишь две 152-мм гаубицы береговой батареи да ар­тиллерию «Дежнева», но смело вступили в бой. Не ожидав­ший отпора, «Адмирал Шеер» после нескольких попаданий снарядов, от которых на нем возник пожар, повернул на обратный курс и скрылся. В ходе этого неравного боя «Деж­нев» также имел серьезные повреждения, но вел огонь до тех пор, пока враг не покинул район Диксона.

Водоизмещение нормальное 7330 т; длина 104 м, ширина 15 м, осадка 6,3 м; мощность паровой машины 2500 л. с., скорость хода максимальная 12,5 уз, дальность плавания 5600 миль. Вооружение: 4 76.2-мм и 4 45-мм орудия, 6 12,7-мм пулеметов. Экипаж 122 человека.


 

 

Танкер «Советская нефть»

Вот так начинался советский морфлот — танкер «Советская нефть» (построено две единицы — Советская Нефть и Нефтесиндикат). С 1932 по 1934 годы судно носило название «Баку». Во время Великой Отечественной войны выполнял воинские и народнохозяйственные перевозки в Черноморско-Азовском бассейне. С 18.04.1942 г. до 21.03.1944 г. числился в составе ЧФ в качестве военизированного судна. В 1953 г. передан Дальневосточному морскому пароходству, а в 1978 г. выведен из эксплуатации и передан Владивостокскому рыбному порту.

В мае 1932 года танкер «Советская нефть» по­сле выгрузки бензина во Владивостоке совершал рейс в один из черноморских портов.

16 мая в 2 часа 30 минут ночи, когда до мыса Гвардафуй в Аравийском море оставалось 20 миль, вахтенный штурман Владимир Казимирович Шаб­ля и находившиеся с ним на мостике матросызаметили по курсу яркий огонь. В это же время радист Андрей Гилярович Свирский принял тре­вожное сообщение с маяка Гвардафуй, что оттуда виден корабль, объятый пламенем. Как только об этом доложили капитану танкера «Советская нефть» Александру Митрофановичу Алексееву, он отдал команду следовать к терпящему бедствие неизвестному судну.

Вскоре выяснилось, что это был новый фран­цузский лайнер «Жорж Филиппар», совершавший свой первый рейс. На его борту находилось 767 пассажиров и моряков.
Изображение
теплоход «Georges Philippar» — на момент катастрофы судно проработало всего 5 месяцев — в работу судно было введено в январе 1932 года

Изображение
таким увидели лайнер советские моряки

Приближаться к горящему судну танкеру «Со­ветская нефть» было небезопасно — в его танках скопились пары бензина. Но рядом гибли люди, и советское судно полным ходом направилось к месту катастрофы.

В 4 часа утра на танкере объявили аврал. В счи­танные минуты все спасательные и противопожар­ные средства на нем были приведены к действию, моряки заняли места по расписанию. Подойдя на минимальную дистанцию к «Жоржу Филиппару», танкер застопорил ход. Четко выполняя команду, моряки спустили на воду судовые боты и поспе­шили на помощь к пассажирскому судну. На палу­бах охваченного бушующим пламенем лайнера ме­тались обезумевшие от ужаса люди. Некоторые из них в панике прыгали в воду.

Первым на танкер вернулся бот под управле­нием штурмана Шабли. Среди спасенных им пас­сажиров была шестимесячная девочка, привязан­ная к спине отца, французского пекаря. Матрос Артем Филиппович Рулев снял с себя рубашку и бережно укутал промокшего ребенка. Доктору Александру Михайловичу Вьюнову стоило боль­ших усилий вернуть малютку к жизни.

На протяжении восьми часов самоотверженно боролась за спасение терпящих бедствие команда «Советской нефти». Не жалея сил, без передышки доставляли моряки на танкер спасенных.

Утром к месту бедствия подошло два иностран­ных парохода. Суда были сухогрузные, но тем не менее они не приняли участия в спасательных ра­ботах и вскоре, не подобрав ни одного пострадав­шего с «Жоржа Филиппара», удалились.

За ночь 440 спасенных пассажиров, в том числе 20 детей и 140 человек экипажа французского лай­нера, были подняты на борт советского танкера.

«В течение этой безумной ночи…—писал в газете «Пти паризьен» врач французского корабля Гибье, — мы наблюдали потрясающий пример герои­ческой помощи. Матросы и офицеры русского теп­лохода, рискуя своей собственной жизнью, спаса­ют утопающих…»

Но вот наконец старший помощник капитана Григорий Иванович Голуб в последний раз подвел свой бот к «Жоржу Филиппару». К этому времени сильно накренившийся на левый борт лайнер был охвачен огнем от кормы до бака. В бот спустились восемь французских моряков, остававшихся на «Жорже Филиппаре». Последним покинул гибну­щее судно капитан Вик.

Вскоре танкер «Советская нефть» снялся с яко­ря и продолжил плавание.

Советские моряки окружили пассажиров забо­той и вниманием. Им были отданы каюты, столо­вая, кают-компания и другие помещения. Спасен­ным раздавали одеяла, простыни, одежду. Врач А. М. Вьюнов почти сутки не смыкал глаз, оказывая пострадавшим необходимую медицинскую по­мощь.

На другой день к «Советской нефти» подошел пароход «Андре Лэбон» и другие французские суда. На их мачтах были подняты советские флаги. Французские моряки восторженно приветствовали смельчаков, протянувших руку помощи их сооте­чественникам. Начали перевозку пассажиров.

Трогательными были минуты, когда французы покидали борт танкера. Они обнимали и целовали советских моряков, благодарили за спасение и гостеприимство.

Один из пассажиров «Жоржа Филиппара», пе­карь Пьер Реналь (отец спасенной 6-месячной де­вочки), вспоминал впоследствии: «Когда нас пере­везли с танкера на лайнер «Андре Лэбон», никто не уходил с палуб в каюты, даже раненые… Кто — то запел «Марсельезу». Песню дружно подхвати­ли, и она громко разнеслась над океаном, покры­вая прощальные гудки». Капитан Вик передал капитану Алексееву круг и два бота с «Жоржа Филлипарав память о героическом спасении людей с французского судна.

А Советская нефть» продолжала свой рейс. Когдана судно вошло в Суэцкий канал, здесь уже знали о подвиге советских моряков. Обычно при­ходилось ждать очереди для прохода через канал. Но на этот раз «Советской нефти» предоставили «зеленую улицу». Такого почета и уважения не окапывали еще ни одному судну.

23 мая в порту Суэц на борт «Советской нефти» прибыл представитель пароходной компании «Мессажери Маритим», которой принадлежал «Жорж Филиппар». От имени «Мессажери Маритим» ка­питану Алексееву был вручен именной секстант и золотые часы.

Героизмом советских моряков восхищался весь мир. Английский еженедельник «Бритиш Уикли» писал: «Подобно тому как подвиг ледокола «Кра­син» записан в анналах исследования Арктики, действия экипажа наливного судна «Советская нефть» найдут свое место в ряду бессмертных при­меров мужества».

Французское правительство наградило членов экипажа танкера «Советская нефть» именными золотыми и серебряными медалями «За самоотвер­женность и храбрость». При вручении наград по­сол Франции в Советском Союзе Шарль Альфан сказал: «Я горд выразить вам здесь признатель­ность правительства и народа Франции за удиви­тельное самопожертвование, проявленное вами, и прикрепить на вашу грудь медаль «За само­отверженность и храбрость»… Пусть не пропадет великий пример, поданный вами. Не должен ли тот же порыв солидарности и поддержки, который побуждает отдельную личность приходить на по­мощь себе подобным для спасения их от разнузданной стихии ветра и огня, побуждать также и народы соедениться для устранения бича войны.

Правительство Франции издало Указ, о том, что на протяжении всей жизни танкера «Советская нефть», при заходах в порты Франции, судно освобождается от портовых сборов.

За героизм и самоотверженность Наркомвод СССР наградил экипаж танкера “Советская нефть” Большой золотой медалью, а Добровольное общество спасения на водах – памятным Золотым знаком и Почетной грамотой.

 

 Теплоход «Комсомол»

Это произошло в декабре 1936 года в одном из районов Средиземного моря. Тишину хмурого, об­лачного дня вдруг нарушил грохот артиллерийских орудий. Огненные стрелы с яростью вгрызались в борт сильно накренившегося и охваченного пламе­нем теплохода. Вспыхивали ослепительные фейер­верки взрывов. Очередная вспышка огня осветила флаг: золотом сверкнуло в его верхнем углу изобра­жение серпа и молота.

«Русские», — тихо произнес капитан оказавшего­ся поблизости бельгийского судна «Президент Франки» и опустил бинокль, будучи не в силах спокойно смотреть, как гибнет теплоход.

Теплоход ''Комсомол''

Когда он снова поднес его к глазам, горизонт был чист. Судно поглотила пучина. Лишь вблизи этого места маячила черная громадина фашист­ского крейсера. Капитан бельгийского судна, осто­рожно ступая, словно боясь нарушить наступив­шую тишину, прошел к себе в каюту. Опустившись II кресло и бросив взгляд на ворох бумаг на сто­ле, он протянул руку и взял радиограмму, отправ­ленную полчаса назад. Молча прочитал: «…В точ­ке 36″39′ северной широты и 0°15′ восточной долго­ ты горит советское судно, название неизвестно…» Да, его помощник не ошибся — теплоход действи­тельно был из России… Капитан взглянул в рас­пахнутый иллюминатор. Зачехлив орудия и раз­вернувшись, фашистский крейсер спешил покинуть место происшествия.

Что же случилось 14 декабря 1936 года? Какие события предшествовали разыгравшейся трагедии?

Победа, одержанная Народным фронтом на вы­борах в кортесы (парламент) в феврале 1936 года, открыла новый период развития Испанской рес­публики. Было сформировано левореспубликанское правительство. Однако крупные землевладельцы- латифундисты, хозяева заводов и фабрик не могли смириться с поражением. 17—18 июля в Испании вспыхнул военно-фашистский мятеж. Начался пе­риод гражданской войны, принявшей национально- освободительный характер.

Советский Союз, верный своему интернациональ­ному пролетарскому долгу, оказывал испанским патриотам политическую, дипломатическую и эко­номическую помощь.

Из Одесского, Новороссийского и других портов один за другим уходили в Испанию суда с продо­вольствием и другими грузами.

Особое место в испанских событиях принадлежит экипажу черноморского теплохода «Комсомол». 5 декабря 1936 года приписанный к Одесскому пор­ту теплоход вышел из Поти в очередной рейс. На борту судна был груз марганцевой руды, адресован­ной в бельгийский порт Гент для фирмы «Провиданс».

В последний рейс года моряки уходили с припод­нятым настроением. Завершив его, они становились победителями социалистического соревнования су­дов Черноморского пароходства. Была и еще одна причина хорошего настроения: недавно экипаж, до­ставив важные грузы в Аликанте и Валенсию, бла­гополучно вернулся из борющейся Испании. Одна­ко чувство опасности не покидало моряков. Они знали, что рейсы судов в республиканскую Испа­нию вызывают лютую ненависть у фашистов.

Вечером 13 декабря к «Комсомолу» приблизился военный корабль, не имевший опознавательных знаков. Запросив о том, какой груз везет судно и куда следует, он удалился. Но капитан теплохода Георгий Афанасьевич Мезенцев и помполит Август Михайлович Кульберг встревожились, слишком хо­рошо были известны им нравы фашистов, их веро­ломство.

И действительно, на следующий день, 14 декабря, к судну подошел крейсер «Канариас» и нагло потребовал: «Остановить машину! Покинуть судно!» Теплоход застопорил ход. Поднявшись на судно, молодчики во главе с офицером вели себя бесцере­монно. Фашисты конфисковали все судовые доку­менты и паспорта моряков и перед тем, как поки­нуть судно, заявили капитану Г. А. Мезенцеву, что через несколько минут теплоход будет расстрелян.

 Canarias C21

С тяжелым чувством 36 советских моряков, сре­ди которых были две женщины, покидали теплоход. Пираты хотели вызвать панику среди экипажа, уни­зить безоружных советских людей. Однако они про­считались. Моряки организованно погрузились в шлюпку, взяли компас, карты, теплые вещи и про­дукты питания.

Отойдя от борта теплохода, шлюпка направилась в открытое море. Но отпускать свидетелей своего вероломства фашисты не собирались. Вслед шлюп­ке последовала пулеметная очередь. Взвился сиг­нал: «Прибыть на крейсер!»

Это был плен…

А с крейсера между тем фашисты открыли огонь по советскому судну. Каждый выстрел ще­мящей болью отзывался в сердцах моряков. На их глазах погибал родной теплоход, а сами они стояли под дулами фашистских винтовок.

Не сразу Родина узнала об этом разбойном на­падении. Только 20 декабря 1936 года ТАСС сооб­щило: «Пиратский крейсер испанских фашистов 14 декабря сего года поджег и потопил судно «Комсомол». Окончательная судьба команды вы­ясняется».

Моряков ждали нелегкие испытания. Восемь су­ток находились они в стальных казематах крейсе­ра. Затем их доставили в мрачную, построенную еще в средние века тюрьму Пуэрто де Санта-Ма­рия.

Фашисты стремились запугать советских лю­дей, сломить их волю. В ход пошли угрозы, из­биения, бесконечные допросы. Не раз моряков вы­водили во двор тюрьмы и инсценировали расстрел.

Но все попытки врага были тщетными. Воспи­танные комсомолом, партией, советские моряки и здесь, в тюрьме, за тысячи километров от родной земли чувствовали себя гражданами своей вели­кой Отчизны. На допросах вели себя стойко, дер­жались с достоинством. Не довелось фашистам услышать жалоб и просьб о пощаде.

Чтобы чем-то заняться и отвлечься, моряки по нескольку раз в день убирали свои камеры, чинили порванную одежду. Позднее они научились «пере­говариваться» через тюремные стены с помощью азбуки Морзе. Сообщали друг другу новости, позд­равляли с памятными датами в жизни Родины.

Советское правительство предпринимало реши­тельные меры для освобождения моряков. В апреле 1937 года итальянское посольство в Москве офи­циально уведомило, что экипаж «Комсомола» ин­тернирован и находится на территории, контроли­руемой войсками Франко.

В результате длительных переговоров, с помощью Международного Красного Креста удалось добить­ся освобождения моряков. В октябре 1937 года на Родину вернулись 11 моряков во главе с капитаном Г. А. Мезенцевым. Через месяц — еще 18 членов экипажа. Остававшиеся в фашистских застенках 7 моряков были освобождены через два года и во­семь месяцев.

Родина высоко оценила мужество и героизм эки­пажа «Комсомола». Орденами и медалями были награждены капитан Г. А. Мезенцев, старший ме­ханик Ф. В. Дрен, моторист В. Ф. Васильев, мат­рос И. П. Гайдаенко и другие моряки.

 

Возвратись на Родину, моряки с «Комсомола» снова участвовали в ответственных рейсах. Трое из них — Василий Фомин. Владимир Подгорецкий и Василий Титаренко — сражались в составе про­славленной 12-й интернациональной бригады, за­щищали Мадрид.

Бывшие узники фашистских застенков активно включились в трудовой ритм Родины. По-разно­му сложились их судьбы. Капитан Г. А. Мезенцев получил новое судно — транспорт «Харьков» и по­вел его через 11 морей на Дальний Восток. По­том руководил Черноморским пароходством, рабо­тал в аппарате Министерства морского флота.

Штурман Г. И. Дымченко сменил мостик транс­портного судна на боевую рубку военного кораб­ля и еще около 26 лет служил в Военно-Морском Флоте, охраняя морские рубежи нашей Родины.

Матрос И. П. Гайдаенко стал замполитом, пла­вал на разных судах Черноморского пароходства. Ныне — это известный писатель, автор многих книг о моряках-черноморцах.

Продолжительное время работали в Черномор­ском пароходстве Г. Н. Климниченко, Н. В. Галиченко и другие моряки с «Комсомола». Где бы ни трудились члены экипажа легендарного судна, они всегда честно и добросовестно выполняли свой долг.

Более сорока лет прошло со дня гибели тепло­хода «Комсомол», но страна не забыла его подви­га во имя великого интернационального братства и пролетарской солидарности, во имя своей От­чизны.

«Комсомол»

Серия
I, II
III, IV
Тип судна
грузовое
Наибольшая длина
111,4 м
121,2 м
Наибольшая ширина
14,8 м
16,2 м
Водоизмещение
8300 т
10 910 т
Грузоподъемность
4735 т
6410 т
Команда
36 чел
36 чел
Двигатель
дизель
дизель
Мощность
1800 л.с.
2700 л.с.
Топливо
нефть
нефть
Скорость
10,5 узла
11,5 узла
Завод-изготовитель
Северная судостроительная верфь
Количество
4
«Макс Гельц»,
«Жан Жорес»,
«Фридрих Энгельс»,
«Маяковский»
4
«КИМ»,
«Комсомол»,
«Литвинов»,
«Челюскинец»
Годы постройки
1931-1936 гг.

Изображение

Пароход «Харьков»

Пароход «Харьков» был построен в Германии на заводе «Бремен Вулкан» в 1914 году. Это современ­ное для тех лет судно предназначалось для работы на линии Германия—Австралия. Водоизмещение «Анхельма» — так его назвали судовладельцы — составляло 16 300 тонн, грузоподъемность — около 12 ООО тонн. На судне была установлена паровая машина мощностью 4 тысячи лошадиных сил; при 75 оборотах винта в минуту оно развивало скорость до 12,5 узла. Судно оценивалось по высшему клас­су Регистра.

Пароход «Харьков»

В начале 1933 года пароход был приобретен Совторгфлотом. Получив новое имя — «Харьков», судно пришло в Ленинград, где его укомплекто­вали постоянной командой, затем направилось в Одессу.

6 марта 1933 года «Харьков», приняв в Одесском порту груз — зерно, кальцинированную соду, фане­ру, клепку и г. п., — всего около 9 тысяч тонн, взял курс на Лондон. Утром 8 марта судно должно было быть у входа в Босфор. Однако утро выдалось ту­манное, мглистое, определить свое местоположение по береговым ориентирам штурманы не смогли, а при исчислении была допущена ошибка, и в 7 ча­сов утра «Харьков» сел на мель около мыса Кара- Бурну у турецких берегов.

Своими средствами пароходу сняться с мели не удалось. Вскоре погода ухудшилась, разыгрался шторм.

Судно поставило лагом к волне, и под действием шторма оно переломилось. Попытка скрепить кор­пус на воде не увенчалась успехом.

Многие зарубежные специалисты считали, что судно погибло. Но советские моряки и водолазы, а также прибывшие на место аварии представители судостроительных и судоремонтных заводов решили бороться за спасение парохода. После заделки про­боин кормовую часть «Харькова» отбуксировали в Севастополь, а носовую — в Стамбул. Там ее под­няли в док, заделали подводные пробоины и тоже отбуксировали в Севастополь.

После тщательного осмотра судна решено было соединить обе его части. Судостроители и судоре­монтники Севастополя, Николаева, Одессы прояви­ли поистине героические усилия для выполнения сложного объема работ по стыковке судна. Эти ра­боты были закончены значительно раньше установленного срока. Представитель Регистра СССР оце­нил их по высшему классу Ллойда.

29 апреля 1934 года «Харьков» отправился в свой первый после восстановления рейс.

Начались трудовые будни. Дружный и слажен­ный экипаж «Харькова» самоотверженно работал, выполняя и перевыполняя производственные зада­ния, и вскоре вышел в число передовых судов Чер­номорского морского пароходства.

Вначале пароход обслуживал международные линии, потом стал осуществлять перевозки в боль­шом каботаже, совершая рейсы между черномор­скими портами и портами Тихого океана. Вместе с «Харьковом» грузы на Дальний Восток перевозили крупнейшие черноморские суда—«Трансбалт», «Минск», «Киев», «Декабрист».

С рейсом на Дальний Восток связана одна из ге­роических страниц в истории парохода. В связи с тем, что в то время на Тихом океане не было ре­монтной базы, а судостроительные и судоремонтные заводы здесь только начинали создаваться, прави­тельство решило перевести на Дальний Восток для производства ремонтных работ плавучие доки. Пер­вая такая экспедиция состоялась в 1937 году.

В конце марта 1938 года на Дальний Восток на­правился новый караван. На этот раз впервые в ми­ровой практике для буксировки было использовано транспортное судно — пароход «Харьков».

Цельносварный плавучий док грузоподъемно­стью 5000 тонн, построенный на отечественном заво­де, предстояло буксировать из Одессы в Петропавловск-на-Камчатке. На «Харькове» находилось 6500 тонн груза для дальневосточных портов. Кроме того, на борт судна погрузили 3500 тонн угля и воды для нужд каравана, что давало возможность боль­шую часть пути следовать без заходов в иностран­ные порты.

Особенностью экспедиции являлось то, что загру­жен был и док: на его стапель – палубе в специальных киль-блоках установили четыре судна, предназна­ченные для Амурского речного пароходства, и укре­пили их стальными тросами.

Переход предстоял сложный и ответственный, и не случайно экипаж подбирался особенно тщательно. Руководителем экспедиции назначили капитана дальнего плавания Г. А. Мезенцева, флагманским штурманом—капитана морского буксира «Тайфун» А. К. Федермана, совершившего 24 перехода на Дальний Восток. Пароход «Харьков» возглавлялкапитан В. Э. Цильке — моряк с 30-летним стажем, награжденный за самоотверженную работу на вод­ном транспорте орденом Ленина. Политико-воспи­тательная и массово-организационная работа была возложена на помполита А. Кульберга. Такими же опытными, знающими свое дело моряками была и команда экспедиции. Многие из них уже участво­вали в первой буксировке дока.

30 марта 1938 года необычный караван вышел из Одесского порта. Все звенья судов и дока работа­ли слаженно. Однако переход осложнялся частыми штормами. Первый шторм настиг моряков в Эгей­ском море. Он не принес существенного вреда, но помог выявить некоторые недостатки в креплении судов на доке. Трудные испытания выпали на долю участников перехода в Индийском океане. Во время шторма потребовалось перебросить людей с парохо­да на док. Использовать шлюпки или баркасы в ус­ловиях разбушевавшейся стихии было невозможно. И тогда с борта судна на док перекинули трос, обо­рудовали нечто вроде подвесной дороги, и таким образом в специальных сетках над бушующей безд­ной осуществлялась связь с доком.

В особенно сильный шторм — волнение доходило до девяти баллов—флотилия попала в Тихом океане. Океанские волны обрушивались на караван, зали­вали стапель-палубу дока, на которой находились суда. Стало ослабевать крепление, что грозило ава­рией. В сложных условиях моряки устранили неис­правность и обеспечили сохранность груза.

Через 82 суток после начала похода показались горы Камчатки, а в ночь с 20 на 21 июня 1938 года караван вошел на рейд Петропавловска-на-Камчатке. Задание было выполнено на 20 дней раньше за­планированного срока. Моряки преодолели 11 ты­сяч миль, прошли через десять морей и два океана,установив рекордную для таких буксировок ско­рость движения.

«Харьков» доставил груз в порты назначения и на­правился в обратный путь — на Черное море.

И снова рейсы, снова трудные морские переходы.

Экипаж «Харькова» успешно осваивал все то но­вое, что рождалось в социалистическом соревнова­нии в портах и на судах Совторгфлота: досрочная обработка грузов, сокращение сроков нахождения судна в пути, экономия топлива. Необходимый ре­монт машин и оборудования моряки часто проводи­ли своими силами. По многим показателям «Харь­ков» занимал одно из классных мест среди судов Черноморского пароходства.

Когда началась Великая Отечественная война, экипаж парохода включился в перевозку военных грузов, с честью выполнял задания командования. Погиб «Харьков» в 1941 году при налете гитлеров­ской авиации у причалов Николаевского порта во время погрузки зерна. Члены экипажа перешли на другие суда.

После войны «Харьков» подняли со дна бухты, но разрушения, причиненные судну, были столь значи­тельны, что восстановление его оказалось нецеле­сообразным. Корпус парохода разрезали на металл, уцелевшее оборудование использовалось в народ­ном хозяйстве.

 

 Теплоход «Калинин»

Густо просмоленная ночь, цепляясь за мачты, опустилась над палубой. Теплоход «Калинин» сто­ял у причала Новороссийского порта. Судно пришло сюда за цементом ранним субботним утром 21 июня 1941 года. Весь день и весь вечер продол­жалась погрузка, и только когда наступила ночь, на теплоходе установилась тишина. Люди отдыха­ли. Лишь на мостике нес свою вахту штурман.

kalinin

…Ранним утром радист разбудил меня и протя­нул радиограмму.

  • Срочная, из пароходства, — сказал он. Ра­дист был взволнован, голос его дрожал.— Война, Иван Федорович,— добавил он.На митинг все моряки собрались в кают-компа­нии. Люди сидели притихшие, серьезные. Первым выступил помполит Сергей Владимирович Побе­режный.
  • Как и вчера, пропахшие дымом туманы плыли над Черным морем. Но море уже было не таким. Отныне оно превращалось в арену ожесточенной борьбы. Мы не могли тогда знать, какие испыта­ния выпадут на нашу долю, сколько миль придет­ся пройти огненными курсами. Но весь экипаж был готов к беспощадной борьбе с ненавистным врагом. С этого дня наш мирный теплоход, подоб­но воину, занял свое место в боевом строю.
  • Предстоит суровая борьба,— сказал он.— Враг силен, жесток и коварен. Не мне говорить вам об этом. Мы видели фашистов в Испании, Гамбурге, Констанце. Нам, морякам, раньше, чем многим другим советским людям, пришлось позна­комиться с этими бандитами и палачами. А вот теперь, нарушив договор, они напали на нашу страну. Их самолеты летают в нашем небе. Нас будут бомбить, расстреливать из пулеметов, но мы не имеем права отступать. Мы должны будем са­моотверженно трудиться — перевозить нужные фронту грузы, чтобы победить врага и выполнить свой долг перед Родиной.
  • После помполита выступали моряки. Гневно клеймя вероломного врага, они клялись бороться с ним до конца. Взял слово и я. Свое выступле­ние закончил такими словами: «Мы верим друг в друга, и эта вера делает нас сильнее. Я не сомне­ваюсь в том, что экипаж «Калинина» не пожалеет сил для победы…»

Многие моряки в тот день подали заявления с просьбой отправить их на фронт.

  • Здесь тоже фронт,— говорили мы им, возвра­щая заявления.Не успели мы пришвартоваться к феодосийскому причалу, как на судно началасьпогрузка оборудо­вания сахарных заводов. Одновременно по трапу шли раненые и располагались в помещениях и на палубе.На мостик поднялся военный комендант порта.
  • Было около 20 часов. Над Феодосией опустились тревожные сумерки. Красивый старинный городок окутало зарево пожаров. Где-то вдали тяжело уха­ли пушки, дробно стучали пулеметы.
  • …В сентябрьские дни 1941 года фашистские за­хватчики прорвались к Феодосии и начали обстре­ливать город прямой наводкой. Из Феодосии спеш­но переправлялись в тыл различные материальные ценности, эвакуировались мирные жители. В эти дни приказали зайти в Феодосию и теплоходу «Ка­линин».
  • Как у вас дела? — спросил он.— Когда снима­етесь? Медлить не рекомендую — фашисты прорва­лись на Арабатскую стрелку у Геническа, теперь от города их отделяют считанные километры.
  • Рассчитываем в 22.00, если, конечно, не пото­пят у причала.
  • Успеть бы… — озабоченно проговорил комен­дант порта, затем спустился на палубу и, протис­нувшись сквозь цепочку поднимавшихся по трапу раненых бойцов, сошел на причал.
  • Мы уже заканчивали погрузку, как вдруг меня окликнул стоявший у трапа матрос:
  • Товарищ капитан! Вас хочет видеть какой-то человек.
  • Что ему нужно?
  • Говорит, что он Айвазовский.
  • Естественно, меня удивило такое сообщение. «Мо­жет быть, родственник художника»,— подумал я.
  • Айвазовский? Ну-ка, давай его сюда.помощника появился невысокого роста, полный че­ловек в зимнем пальто. Несмело переступая с ноги на ногу, незнакомец представился:
  • Вскоре на мостике в сопровождении вахтенного
  • Моя фамилия Барсамов. Николай Степанович Барсамов, директор картинной галереи Айвазов­ского.

 

Я нетерпеливо взмахнул рукой—времени выслуши­вать объяснения директора у меня совсем не было.

Испугавшись, что его не дослушают, Барсамов испуганно воскликнул:

  • Товарищ капитан, наше судно почему-то не пришло в Феодосию. И больше, как мне сказали, транспортных судов не будет. А на причале карти­ны Айвазовского — возьмите их!Что делать? Вспомнилась мирная Феодосия, хоро­шо знакомый домик-музей Айвазовского, его кар­тины.
  • Решение возникло мгновенно:
  • -— Немедленно снимайтесь! — Это военный ко­мендант кричал в рупор, чтобы мы отходили.
  • У нас нет времени. Надо уходить. Но Айвазов­ского мы фашистам не оставим.Один за другим судовые стрелы поднимали тя­желые ящики с картинами великого мариниста. Этот необычный груз напомнил людям о мирной жизни, о родном доме, обо всем самом дорогом, что раз­рушила война. Вскоре весь экипаж знал, что мы грузим картины Айвазовского. Матросы, мотористы, механики бережно укрепляли ящики тросами, акку­ратно укладывали их на палубе.Картины И. К. Айвазовского (всего 1404 произве­дения) мы благополучно доставили в Новороссийск. Как зеницу ока оберегал эту огромную коллекцию Николай Степанович Барсамов и, как только Феодо­сия была освобождена от фашистов, в целости и со­хранности доставил ее в родной город.Один из внушительных ударов был нанесен по гитлеровским войскам под Одессой. Здесь, в районе села Григоровка, в ночь на 22 сентября 1941 года высадился десант. Совместный удар защитников го­рода и десантников значительно улучшил положение осажденной Одессы. В этой операции советские воины наголову разбили две вражеские дивизии, захватили много трофеев, в частности дальнобойные орудия, прямой наводкой обстреливавшие порт и го­род.8 октября «Калинин» вновь прибыл в Одесский порт. Погрузив много разной техники, мы готови­лись сняться на Севастополь.Неизвестно откуда пришло в Севастополь сооб­щение о трофейных орудиях, но оно опередило нас. На причале судно встречали военные моряки, а когда мы ошвартовались, многие из них прорва­лись на палубу, чтобы получше рассмотреть вра­жеские пушки.
  • Орудия быстро выгрузили и затем, как и в Одес­се, провезли по улицам города.
  • Неожиданно последовала команда задержаться для приема дополнительного груза. Прошло при­мерно с полчаса. Вдруг видим — к теплоходу под­возят уже знакомые нам фашистские пушки. Мы тотчас же погрузили их на палубу и закрепили тросами. Работали все быстро и слаженно, при этом лица моряков светились счастливыми улыб­ками. Экипажу действительно очень повезло. Ведь груз, который нам доверили перевезти, был на­глядным свидетельством доблести и отваги наших воинов. А ведь дело происходило в те особенно трудные дни начала войны, когда обстановка на фронтах неблагоприятно складывалась для совет­ских войск.
  • Под восторженные возгласы жителей бойцы про­везли эти пушки по одесским улицам. На каждой из них мелом было написано: «Она стреляла по Одессе, больше стрелять не будет». На одной изулиц и я вместе со своими земляками-одесситами увидел эти трофейные орудия и горячо порадо­вался нашей победе над противником. Не думал, не гадал тогда, что они войдут и в историю наше­го теплохода.
  • …Шел третий месяц войны. Советские войска, от­ступая под натиском превосходящих сил противника,вели тяжелые оборонительные бои. Мы крепко верили в то, что эти неудачи временные, что фашист­ские захватчики все равно будут разгромлены до­блестной Красной Армией.
  • Рядом со мной стоял счастливый Барсамов, его глаза блестели от слез.
  • И я на свой страх и риск дал команду грузить картины.

?

Декабрь сорок первого года застал нас в Туап­се. Нам предстояло выполнить важное правитель­ственное задание — перебросить в Крым войска.

Операция должна была начаться в конце декаб­ря. В связи с ее особой секретностью порт назна­чения до выхода в море официально не разгла­шался. Правда, на совещании, которое предшест­вовало операции, нам намекнули, что речь идет о Севастополе.

…Погрузка заканчивалась. На мостик поднялся помполит С. В Побережный.

  • Как устроились пассажиры?—спрашиваю его.
  • Все в порядке, кто на палубе, кто в каютах, отдыхают. Настроение у всех бодрое.«Ага, вот и сигнал», — произношу про себя и тут же громко приказываю: — Команде занять мес­та по швартовому расписанию.Над морем плывут грязно-серые облака, быстро темнеет. Ветер усиливается, но волна небольшая. Корабли и транспорты хорошо держат строй.Приблизительно на половине нашего пути разы­грывается сильный шторм. Ветер достигает ура­ганной силы — 30—35 метров в секунду, а темпера­тура воздуха падает до -18 градусов.
  • Волна, стремительная качка, обледенение — все это мешало нашему движению вперед. И все же мы шли строго по заданному курсу. Мучительно мед­ленно тянется время. Но вот наконец вахтенный по­мощник В. М. Чернецкий докладывает:
  • Но вот погода резко ухудшается, начинается пур­га. Вода за бортом становится вязкой и тяжелой, ее брызги, замерзая на лету, больно бьют в лицо. Мачты, надстройки, леера, поручни одеваются в ледяную корку.
  • Транспортные суда одно за другим покидают порт и, выйдя на внешний рейд, выстраиваются в походный ордер. Рядом идут корабли охранения.
  • Я внимательно смотрю на берег, жду распоря­жения коменданта порта.

 

  • Вышли в точку поворота. Подходим к мысу Ильи.Полночь. Снегопад прекратился. Взошла луна. Но видимость ухудшилась, так как море стало сильно парить и покрылось густым, стелющимся над водой туманом. Я напрягаю зрение, однако вижу лишь мачты судов, которые идут рядом с «Калининым». Кажется, что мачты движутся са­мостоятельно.
  • Я иду в штурманскую, достаю из сумки пакет, который приказано вскрыть при подходе к этому мысу. Ломаю сургучные печати, читаю текст. Вот так неожиданность. Передаю бумагу Побережно­му. На его лице тоже удивление. Оказывается, мы идем не в Севастополь, а в захваченную врагом Феодосию, где должны высадить десант. Таким образом, нам предстоит куда более сложная и от­ветственная операция, чем швартовка у севастополь­ских причалов. Даю команду немедленно оповес­тить о ней всех членов экипажа, всех бойцов. По­бережный спускается на палубу, переходит из кубрика в кубрик, разъясняя людям боевую задачу: Товарищи бойцы, мы идем в занятую фаши­стами Феодосию. Будем высаживаться прямо на причал. Действовать надо быстро, четко, смело — от этого зависит успех десанта, успех всей опе­рации.

Наконец подходим к Феодосийскому порту. Взле­тают красные ракеты, на мгновение рассеивая ту­ман. Но этих мгновений вполне достаточно, чтобы сориентироваться в хорошо знакомом порту, и мы спешим к причалам. До нас здесь уже побывали военные корабли и одно транспортное судно — теп­лоход «Кубань». Они высадили на берег первые отряды десантников. Их появление было полной неожиданностью для фашистов, но, опомнившись, гитлеровцы открыли ураганный огонь, завязался жестокий бой.

Мы быстро швартуемся и начинаем разгрузку. Умело действует палубная команда во главе с боц­маном Я К. Шегой.

Горнострелковая дивизия, части которой нахо­дились на нашем судне, уже на берегу. Бойцы с ходу вступают в бой. Раскатистое «ура!» влива­ется в улицы портового города, смешивается с вы­стрелами и визгом снарядов.

Забрезжило промозглое ветреное утро. Разгруз­ка идет медленно. Холодно, скользко. Над портом появляются группы самолетов с черными креста­ми. Они бросаются в пике, проносятся над палуба­ми транспортов. Однако мы продолжаем работать на лебедках, не обращая внимания на бомбежку. Вдруг совсем рядом падает несколько бомб. Суд­но сильно вздрагивает. Взрывной волной нас, стоя­вших на мостике, отбрасывает в сторону. Снесена часть рулевой рубки. Весь борт, словно решето, в осколочных пробоинах. А люди целы и невредимы.

Несмотря на то, что скопившимся в порту де­сантным транспортам тесно, бомбежка не принес­ла фашистам ощутимого успеха.

…Где-то к полудню прибежал радист Пирожков, подал радиограмму.

— От командира десанта Басистого.

Я читаю вслух: «Поздравляю все экипажи ко­раблей и транспортов по поводу освобождения Феодосии от немецко-фашистских захватчиков».

А вскоре мы слушали сообщение Совинформбюро, переданное по радио:

«В последний час. Наши войска заняли Керчь и Феодосию. 29 и 30 декабря группа войск Кавказ­ского фронта, во взаимодействии с военно-морски­ми силами Черноморского флота, высадила десант на Крымский полуостров и после упорных боев заняла город и крепость Керчь и город Феодосию. При занятии Керчи и Феодосии особенно отличились войска генерала Первухина, генерала Львова, группа военно-морских сил во главе с капитаном первого ранга Басистым. Противник на обоих уча­стках отходит, преследуемый нашими частями. За­хвачены трофеи, которые подсчитываются».

Закончив выгрузку, мы получили приказ снимать­ся. Буксиров в порту не было, и я понимал, что отойти от причала будет нелегко. Так оно и полу­чилось. Сильные порывы прижимного ветра не дали возможности отвалить от причала, а это на­до было сделать поскорее, так как совсем рядом снимался пароход «Фабрициус» под командованиемкапитана М. И. Григора. В конце концов обо­им судам удалось благополучно отойти от прича­ла и выйти из гавани. У мыса Ильи нас встретили вражеские бомбардировщики. Закружившись в адской карусели, они сбросили несколько десятков бомб, но типе судно и «Фабрициус» удачно уклони­лись от прямых попаданий.

Так ничего не добившись, фашистские самоле­ты вскоре исчезли за горизонтом. Однако и нам надо было торопиться, чтобы уйти подальше в мо­ре, — ведь гитлеровцы, вновь нагрузившись своим смертоносным грузом, могли вернуться. Прибавив ходу и не теряя друг друга из виду, «Калинин» и «Фабрициус» устремились на восток.

Примерно через полчаса мне принесли радио­грамму от Михаила Ивановича Григора. Он про­сил принять тяжелораненых, которые нуждались в срочной операции. На «Фабрициусе» хирурга не было, а у нас он был, имелось также самое необ­ходимое для операции оборудование и инструмент. Но как принять раненых в море? Остановить суда было очень рискованно, но ради спасения людей стоило отважиться. Я передал Григору, что мы го­товы принять раненых Оба судна застопорили ход. К «Фабрициусу» направился сопровождавший на­ше судно катер-охотник. Мы напряженно наблю­дали за небом, где в любую минуту могли появить­ся вражеские самолеты. А охотнику между тем долго не удавалось подойти к «Фабрициусу» — ме­шала сильная зыбь. Наконец катер пришварто­вался и, приняв раненых, направился к «Калини­ну». И вновь все повторилось сначала…

Но вот моряки на вытянутых руках бережно и осторожно принимают раненых, передают их друг другу по цепочке. В кают-компании, превращенной в операционную, все готово к операции.

Вскоре наши суда вновь дали «полный впе­ред» и взяли курс на Новороссийск. Было 31 де­кабря 1941 года — последний день первого воен­ного года.

В своих воспоминаниях о Феодосийском десанте командовавший этой операцией адмирал Н. Е. Ба­систый упомянул и о наших транспортных судах:

«Пароходы, привлекавшиеся во время войны для воинских перевозок, ходили одним курсом с бое­выми кораблями не только в буквальном навига­ционном смысле. Они держали тот же курс героиз­ма и славы, которым отмечена боевая деятельность всего нашего флота».

Этим же курсом ходил и экипаж теплохода «Ка­линин», и одной из славных боевых операций, в которой он принял участие, был десант в Феодо­сию.

Так с больших надежд начинался для всех нас год 1942-й.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *